Главная / Статьи / Изобретательская деятельность и инновационный процесс

Изобретательская деятельность и инновационный процесс

Ю.В. Григорьев, к.т.н., ведущий эксперт ООО «НПА»

Научно-техническая продукция как товар

Существует ряд определений научно-технической продукции. Во всех случаях, когда эти определения включают в себя и материальные изделия, созданные в результате научных исследований, технических и технологических разработок, возникает вопрос о той грани, которая отделяет научно-техническую продукцию от прочей. Почти любое изделие разрабатывается с использованием результатов научных исследований и почти любое изделие содержит технические решения, охраняемые или охранявшиеся патентами. Если допустить, что обычная бензиновая зажигалка не является научно-технической продукцией, то является ли ею газовая зажигалка? Если тоже не является, то как обстоит дело с газовой зажигалкой, поджигаемой пьезоэлектрической искрой? А с зажигалкой, оснащённой каталитической сеткой? Скорее всего, над совершенствованием зажигалок трудилось больше людей, было привлечено больше новейших материалов и создано изобретений, чем при создании многих новейших приборов, которые без сомнения относятся к научно-технической продукции.

Для того, чтобы избежать разночтений, в дальнейшем под термином «научно-техническая продукция» (НТП) будет подразумеваться только продукция, созданная в результате научно-технической деятельности и являющаяся объектом права интеллектуальной собственности. К ней относятся научные труды и открытия, изобретения, полезные модели и промышленные образцы. Далее будет также предполагаться, что НТП обязательно должна обладать некоторой практической ценностью. Под этим подразумевается возможность использования НТП для извлечения доходов либо от реализации этой продукции на свободном рынке, либо от её использования в собственном производстве. В дальнейшем для обозначения действий, связанных с извлечением доходов, будет применяться термин «использование».

Опыт показывает, что из пятидесяти-шестидесяти великолепных, подчёркиваю, очень хороших, идей, выдвинутых в ходе обсуждения концепции нового товара, в среднем только одна  в ходе развития приводит к созданию товара, который будет хорошо продаваться и приносить прибыль. Часть идей отсеивается на стадии расчётов, часть - при опытной проверке, часть при конструировании, некоторые изделия, основанные на каких-то хороших идеях оказывается невозможно изготовить, какие-то нельзя продать, некоторые продаются, но без прибыли или с убытком. И только одна идея, воплощённая в изделии, доходит до финиша, продаётся с прибылью и окупает расходы по развитию всех шестидесяти. Непосредственно коммерция является только составной частью маркетинга.

Россия, несмотря ни на что, всегда будет великой страной. Но с очень жёсткими условиями жизни. И это не задача для России заниматься совершенствованием пищиков для детских игрушек или курительных трубок. Поэтому далее основное внимание будет уделено изучению вопроса об основных принципах не сбыта, а создания высококачественно научно-технической продукции, такой продукции, за которой покупатель сам будет охотиться. При этом значительную часть времени будет посвящено роли изобретательской деятельности в создании такой востребованной продукции.

Наука это производство новых знаний. Всякое производство выпускает продукцию. Научной продукцией являются новые знания. Для того чтобы получить новые знания всегда требуется потратить определённые средства. Сюда войдут зарплата научных сотрудников и вспомогательного персонала, содержание и эксплуатация научного оборудования и зданий, расходы на отопление, электроэнергию и воду. Поэтому получение любой крупинки нового знания обходится в некоторую денежную сумму, которая по существу является себестоимостью получения знаний. Любой научный отчёт заканчивается выводами, любые выводы можно сократить до нескольких строк, максимум до одной страницы. Себестоимость новых знаний, изложенных на этой странице, равна расходам по теме, которой посвящён отчёт.

Для возмещения понесённых расходов научную продукцию надо продать. Как только вы начинаете предпринимать направленные к этому действия, ваша продукция становится товаром. Как только продукция высокой и чистой науки превращается в товар, к ней становятся приложимы все выработанные тысячелетиями порядки и правила такого низменного занятия как торговля. Низменного, впрочем, на наш русский взгляд. Во многих восточных странах торговля считается весьма почтенным занятием.  Если ваш товар пользуется спросом, то на него найдётся покупатель. Если добытые вами знания не пользуются спросом, это означает, что либо вы произвели то, что никому не нужно, либо ваша продукция низкого качества, либо вы не умеете торговать. Можно утешаться тем, что человечество ещё не созрело, не готово воспринять результаты вашего труда. Но расходы, понесённые вами, а тем более прибыль, возмещены не будут.

Если находится покупатель, то вы требуете от него сумму, превышающую фактическую себестоимость создания вашей продукции. Разница между запрашиваемой суммой и себестоимостью составит вашу прибыль.

Внимательное изучение истории науки показывает, что не существует так называемой «чистой» науки. Это, скорее, выражение, употребляемое либо людьми, которые не в состоянии увидеть практический смысл научной деятельности, либо научными работниками, скрывающими свою никчёмность  дымовой завесой рассуждений о высоком предназначении. Обычно в народе таких работников называют «ноль-на-ноль», по-видимому, уподобляя результативность и значимость их работы результатам известной операции деления. Не существует выраженной границы, отделяющей чистую науку от приземлённой практической и прикладной. С какого момента «чистая» теория электромагнитного поля, созданная Максвеллом, переходит в абсолютно практическую радиосвязь?

Не расходуя время на углубление этих схоластических вопросов, примем за аксиому, что результаты любых по-настоящему научных исследований имеют или будут иметь практическую ценность. А, следовательно, являются потенциальным товаром. При этом мы допускаем, что для некоторых результатов практическая ценность на данном этапе развития человечества, может быть ещё не установлена. Но практическая ценность потому так и называется, что она может быть выражена в рублях, может иметь покупателя, может служить источником дохода. Времена, когда учёные спешили бескорыстно сообщить всему миру о своих открытиях, давно прошли. Если сейчас и прорываются некие, претендующие на абсолютную новизну сообщения, то либо их практическая ценность близка к нулю и нет никаких надежд, что она когда-нибудь увеличится, либо это просто недосмотр цензуры. Кто же будет раздавать даром плоды своего труда. Или, ещё циничнее, кто же из тех, на чьи деньги проводятся исследования, позволит научным работникам бесплатно раздавать результаты всему миру?

В чём состоят отличия НТП как товара?

Главное отличие состоит в том, что каждая единица этого товара уникальна. Каждое изобретение является новым по определению. Каждый новый научный результат имеет только одну степень свежести. Но это не означает, что научную продукцию можно продать лишь однажды.

Второе отличие состоит в том, что НТП может быть товаром только при условии, что в её охране участвует государство. Её охрана только силами самого предприятия никогда не может быть достаточна. Предприятие может ввести определённый порядок документооборота, доступа к сведениям, поставить в проходной вооружённую охрану, то есть исключить возможность кражи материальных объектов или интеллектуальной продукции, записанной на материальных носителях. Но соглашение о конфиденциальности, заключаемое с сотрудниками, может быть действенным только если возмещение ущерба, нанесённого разглашением конфиденциальных сведений, будет обеспечено решением суда, то есть государственного учреждения. Любой вид интеллектуальной собственности требует участия государства для обеспечения охраны.

Третье отличие состоит в том, воровство зачастую уничтожает ценность  НТП как товара. Украденные вещи, являющиеся товаром, можно вернуть владельцу. Если они не повреждены, то их цена не снизится. В случае же изобретения или научного результата бывает достаточно одного-двух неосторожно сказанных слов, чтобы ваша научно-техническая продукция перестала быть товаром вообще, сразу, навсегда и бесповоротно.

Четвёртое отличие состоит в том, что в отличие от, например, творога научную продукцию нельзя дать попробовать возможному покупателю, чтобы он оценил её качество. В торговле предметами массового спроса широко принято давать попробовать не только простейшие продукты, но и бытовую технику, а оптовому покупателю - и более сложное оборудование. Но в случае научной продукции толковому покупателю может быть достаточно одного взгляда, чтобы её продажная цена обратилась в ноль.

Поэтому покупатели научной продукции, понимая, что попробовать им не дадут, огромное внимание обращают на репутацию поставщика. Даже при покупке квашеной капусты, которую можно попробовать, и то мы смотрим на продавца. Научная продукция покупается практически вслепую. Поэтому известная торговая марка ценится очень дорого даже там, где речь идёт о несложных товарах. А в научном мире имя - это всё. Кстати созданию репутации способствуют и научные доклады на конференциях и публикации в научной литературе.

 Пятое отличие НТП как товара состоит в трудности проведения объективной оценки её товарного качества. Оно обусловлено  внутренней противоречивостью объектов интеллектуальной собственности. Дело в том, что многие такие объекты не могут быть использованы немедленно. То есть, с одной стороны продукция создана, и может быть продана по некоторой цене, а с другой - она не может быть использована немедленно из-за необходимости дополнительного вложения средств для доработки, например, изобретения до состояния готовности к практическому применению или для переоснащения производства. Прежде чем продукция будет продана могут потребоваться определённые затраты на отыскание покупателя. Тем не менее, эти будущие, сопряжённые с использованием объекта ИС затраты можно оценить, хотя бы на качественном уровне.

Но многие объекты, такие, как научные результаты, новые знания, некоторые изобретения, товарные знаки, промышленные образцы, оценить на момент их создания принципиально невозможно. Только время может выявить их значимость. Невозможно было предвидеть будущую стоимость товарного знака Macdonald's в момент его регистрации или революцию в области электроники, последовавшую спустя восемьдесят лет после открытия первого полупроводникового эффекта.

Именно эта особенность, возможность ссылаться на выгоду в неопределённом будущем создаёт возможность для слабых и недобросовестных исполнителей благополучно отчитываться за создание бесперспективной НТП. Респектабельный вид такой продукции придают различного рода охранные документы: патенты, свидетельства о регистрации, свидетельства на промышленный образец и тому подобные. В этом случае такие документы можно уподобить этикетке уважаемой фирмы, нашитой на поддельную одежду из непрочной, линяющей ткани. Весьма популярны доводы в пользу бесплодного изобретательства, состоящие в том, что слабые и никчёмные изобретения это, мол, навоз, на котором произрастает плодоносный сад сильных решений. Однако ситуация, когда деньги получают за плоды, а взамен дают навоз, этими доводами не может быть оправдана.

Шестое отличие интеллектуальной продукции состоит в том, что её товарные качества и само возникновение сильно зависят от живых конкретных личностей.

Роль личности в изобретательском деле

Человеческая деятельность, по большей части, сводится к выполнению тех или иных функций. Человека-функционера можно без особых потерь заменить на другого человека. Поэтому и возникла поговорка о том, что все кладбища переполнены незаменимыми. Но изобретения создаются в результате творческих усилий конкретных личностей, и, что не менее важно, продвигаются на рынок тоже конкретными людьми. Не случайно ГК РФ предусматривает бессрочное и неотчуждаемое право авторства на изобретения, независимо от того, кто выступает в качестве заявителя и патентообладателя, создано ли изобретение в порядке личной инициативы, или как служебное.  Автор даже имеет право назвать изобретение своим именем. Мало кто из имеющих дело с шайбами Гровера или сеткой Рабица знает, что Гровер и Рабиц это фамилии изобретателей. Их имена давно превратились из собственных в нарицательные.

Применительно к изобретениям утверждалось, что стоит только образоваться и сформироваться общественной потребности, как тут же появляется соответствующее техническое решение. То, что это не так, можно доказать многими примерами, из которых сейчас мы рассмотрим один.

Как известно, развитие швейных машин началось с одного основополагающего изобретения, состоявшего в том, что шов образовывался не одной ниткой, как при ручном шитье, а двумя. Часто встречающиеся в патентной литературе упоминания о патенте, якобы выданном фирме Зингер на швейную иглу с ушком для нитки на остром конце, являются мифом. Фирма Зингер имела десятки патентов, но такого патента у неё не было, и быть не могло по причине известности игл с ушком на остром конце. Почти в каждой соответствующей книжке вы встретите заявление о том, что изобретения появляются почти сразу, как только сформируется соответствующая общественная потребность. Была ли до … года потребность в швейных машинах. Думаю, что была со времён если не освоения звериных шкур, то уж с момента появления на рынке тканей как товара. Была ли техническая возможность изготовить швейную машину на несколько лет раньше? В Санкт-Петербурге, кажется в Эрмитаже, стоит токарно-копировальный станок Нартова, изготовленный в Петровские времена. Он нисколько не проще по конструкции и точности изготовления, чем швейная машина. То есть технология тех лет вполне позволяла изготовить швейную машину.  Поэтому, по меньшей мере, двести лет существовала и общественная потребность в швейных машинах и технологические возможности для создания соответствующей техники. Причём, в отличие от железных дорог или паровых машин, здесь не требовалось больших капитальных затрат и производство не было бы металлоёмким. Но за три тысячи лет существования потребности и за двести лет существования технологической возможности не нашлось того человека, который бы предложил простое решение двухниточного шва, после которого разработка швейных машин стала делом обычного конструирования.

Кстати, сколько нужно времени, чтобы разболтать секрет швейной машины? Столько, чтобы успеть произнести слова «двухниточный шов».

Качество изобретения

Конкуренты и лица, заинтересованные в использовании созданного вами изобретения, изучат содержание вашей заявки и, если решение действительно хорошее, начнут искать пути нейтрализации ваших прав.

Использование запатентованного изобретения регламентируется законом. Я намеренно не сказал «охраняется законом», так как такое выражение подсознательно создаёт иллюзию безопасности. Первое, с чего надо начинать изобретательскую деятельность, это избавиться от этой иллюзии. Разумный человек, если ему придётся куда-то идти ночью, будет выбирать маршрут, не проходящий через тёмные и сомнительные места, несмотря на то, что его безопасность охраняется законом. Так и разумный изобретатель, ещё в ходе работы над новым техническим решением и, тем более в ходе оформления заявки на предполагаемое изобретение, должен предполагать опасность несанкционированного копирования и принимать соответствующие меры, не надеясь на защиту патента.

Кроме того, закон защищает ваши интересы строго в объёме изобретения, который определяется формулой. Если ваши конкуренты обнаружат возможность ухода из-под действия защитного поля формулы, закон ничем вам не поможет.

Для построения стратегии противодействия этому, следует учесть, что фактическая сущность технического решения может не совпадать полностью с технической сущностью изобретения, изложенной в описании и формуле. Другими словами,  существо изобретения может полностью, а может и не полностью раскрываться в описании.

Если существо изобретения в описании раскрыто не полностью, но патент выдан, и при этом воспроизвести изобретение только на основании описания затруднительно,  то это означает, что изобретение дважды защищено от несанкционированного копирования: патентом, как охранным документом, и невозможностью ограничиться только изучением описания для воспроизведения. Такое изобретение можно отнести к имеющим высокое качество, так сказать, к изобретениям первого сорта. Этот признак высокого качества защищает от воровства. А как защититься от обмана?

Представьте себе, что вы продали лицензию на использование вашего изобретения с тем условием, что покупатель будет вам отчислять определённую сумму от каждой единицы проданной продукции. Естественное желание покупателя будет состоять в том, чтобы произвести и продать больше продукции, чем он покажет в своей отчётности перед вами, то есть обмануть вас. Если вы сумеете построить своё изобретение так, чтобы при его использовании было бы необходимо, например, приобретать некий компонент или комплектующее изделие, потребление которого вы могли бы контролировать, то тем самым вы сможете контролировать и объём выпуска изделия по лицензии. Наличие встроенного в техническое решение механизма контроля объёма производства и будет вторым признаком высокого качества.

Поэтому, говоря о качестве изобретения, мы будем всегда иметь в виду обеспечиваемую чисто техническими мерами степень трудности несанкционированного воспроизведения. Чем выше эта степень, тем выше и качество изобретения.

Эффективные решения

Поскольку речь идёт о продукции, о товаре, то будем характеризовать технические решения как более или менее эффективные, имея в виду возможный экономический эффект от их использования. То есть, мы не будем касаться технических аспектов решений, их оригинальности, или обсуждать их изобретательский уровень согласно классификации известного специалиста в области патентного права  Г.С. Альтшуллера.

Простенькое по технической сущности решение, относящееся к изделию массового производства, может дать экономический эффект, намного больший, чем остроумное изобретение относящееся, например, к измерению параметров солнечного ветра, и, согласно сказанному, будет рассматриваться как более эффективное.

В том случае, когда вы не занимаетесь созданием новых видов продукции, а торгуете лицензиями, эффективность изобретения можно оценивать прибылью от реализации лицензии, рассматривая патент как товар.

Контактные телефоны:

(495)  937-55-12

(495)  933-29-90

Новости:
Россия, 117630, Москва, а/я 33
тел.: (495) 937-55-12, (495) 933-29-90, (901) 543-75-54
факс: (495) 937-55-12
e-mail: patent@npa-patent.ru